Мой Геном: научно-популярный портал о генетике

Мой Геном » Библиотека » Новый язык приносят мужчины

Новый язык приносят мужчины

Дата: 2011-09-15 / Обсуждение [0]

Английские ученые представили несколько ясных примеров, показывающих, что распространение языка соотносится с распространением Y-хромосом иммигрантов-мужчин. При этом генные маркеры мигрантных мтДНК, привносимых женщинами, не коррелируют с распространением той или иной языковой группы. На основе этих данных ученые заключили, что именно мужчины играют ведущую роль в распространении и смене языков на новой территории. Они подчеркнули, что при анализе генетических данных всё же нельзя игнорировать историю народа, так как неравномерное географическое распространение мужских и женских генов имеет мощную социокультурную основу.

В журнале Science в разделе «Перспективы» (Perspectives) опубликован краткий обзор, посвященный генетике языковых групп. В данном случае слово «генетика» не связано с происхождением языковых групп, а, напротив, употреблено в своем основном, биологическом значении. В обзоре поставлен вопрос: как современная наука связывает разнообразие разнородных генных маркеров и разнообразие и происхождение языковых групп? Лингвисты прорабатывают в основном три механизма, регулирующие внедрение языка на новую территорию: географический (удаленность носителей разных языков друг от друга, географические барьеры между разными народностями), исторический (завоевания, путешествия и т. д.) и социокультурный (различные хозяйственные и культурные процессы).

В последнее время стал развиваться генетический подход к расшифровке языковых влияний. Так, оказалось возможным отследить связь между уровнем генетического полиморфизма в том или ином регионе с лингвистическими характеристиками носителей генов. Таким способом обнаруживается, какие предки формировали генофонд носителей того или иного языка, как распространялись гены и язык — вместе или по отдельности. Разница в траекториях и скоростях генетических и лингвистических потоков должна быть интерпретирована с социокультурных или географических позиций.

Это направление исследований в лингвистике (или, наоборот, в генетике?) сравнительно новое, так что методические нюансы проработаны явно недостаточно. В частности, известно, что результаты анализа по разным генетическим маркерам получаются разные, особенно четко разница проявляется, если взять митохондриальные гены (мтДНК) и Y-хромосомы. Первые распространяются исключительно по материнской линии, а вторые — по отцовской. Логично предположить, что разница в данном случае вовсе не методическая, а отражает различный вклад, который мужчины и женщины вносят в развитие языка. Если это так, то лингвистам придется учитывать в рамках социальных механизмов эволюции языков еще и положение полов в обществах носителей языков, принципы устройства семьи. Авторы обзора, Питер Форстер (Peter Forster) из кембриджского Колледжа Мюррея Эдвардса и Колин Ренфрю (Colin Renfrew) из кембриджского Археологического института Макдональда, обрисовали ряд данных в подтверждение этой гипотезы.

Вот любопытные примеры. В недавнем исследовании изучалась связь генетики, географии и лингвистики у африканских народов. Акцент был сделан на различиях в корреляции этих трех показателей по мужским (Y-хромосомы) и женским (мтДНК) линиям. Нужно подчеркнуть, что проделанная работа актуальна еще и потому, что африканские языки считаются одними из самых примитивных на планете, так что ученые попытались приблизиться к пониманию древнейших этапов развития языковых семей.

Разнообразие генетических маркеров Y-хромосом скоррелировано с распространением языков банту и других нигеро-конголезских языков (Niger–Congo languages). А распространение маркеров мтДНК очень мало связано с распространением языков.

Вариабельность Y-хромосомы увязывается с языком, а не с географическим расположением носителей языка (коэффициент корреляции 0,33 против –0,08). Коэффициент корреляции мтДНК одинаков и в том и в другом случае — и в обоих случаях он низкий. Вклад разных народов в генетический сценарий лингвистической пьесы ученые определили, исключив данные по носителям языка банту, самому распространенному (и, соответственно, с наибольшим числом носителей) из африканских языков. Без этого мощного вклада картина меняется на противоположную (правая часть графика). Вариабельность Y-хромосом больше не определяется лингвистическими параметрами, зато скоррелированность изменчивости мтДНК и географии явно увеличивается. Эти данные означают, что характерная картина распространения Y-хромосомы и мтДНК получается за счет носителей языка банту.

Банту — носители сельскохозяйственных традиций, первые африканские аграрии — около 4000 лет назад начали распространяться из Западной Африки на юг и восток. Смешиваясь с аборигенными охотниками-собирателями, они устанавливали новые сельскохозяйственные технологии, меняли местную культуру и гены. Однако, как показывают результаты, мужчины в этой лингвистической экспансии играли существенно более активную роль, чем женщины. В патрилокальных обществах женщины приходят в семью мужчины, перенимают обычаи семьи и вместе с ними и язык.

Также в Индии, в пределах австро-азиатской семьи языков, обнаружился высокая доля (75%) привнесенных гаплотипов Y-хромосомы. Источником этих привнесенных аллелей являются народы Восточной Азии (лингвисты найдут в этих результатах дополнительные аргументы относительно эволюции и корней языков Индо-Тихоокеанского региона). При этом мтДНК была в основном местная. Это означает, что и в этом случае в распространении и видоизменении языков основную роль играет мужская часть населения.

Один из наиболее убедительных примеров, иллюстрирующих различную роль мужчин и женщин в распространении языков, дают народы Новой Гвинеи. Считается, что древнее население Новой Гвинеи разговаривало на языке, не родственном австронезийской группе (не-австронезийские языки). Во время экспансии австронезийцев происходило заселение прибрежных зон Новой Гвинеи и вместе с ним и смена языка. Однако вдоль побережья остались участки, где население разговаривает на языках не-австронезийской группы, так или иначе сходными с древним праязыком этого региона.

И что же — генетика носителей древнего и австронезийского языков оказалась весьма поучительной. Y-хромосомные маркеры в «австронезийских» участках сходны с соответствующими маркерами у малайско-полинезийских народностей (австронезийская группа), а у древних не-австронезийских популяций доля этих маркеров ничтожна. Но зато состав мтДНК во всех популяциях более или менее одинаков и содержит около 40–50% малайско-полинезийских маркеров. Это означает, что экспансия австронезийцев шла за счет расселения мужчин, которые брали себе жен как среди местных девушек, так и из тех, что пришли вместе с ними. Также пришлых красоток забирали себе в жены мужчины аборигенных поселений. Девушки принимали обычаи и язык, принятый в сообществах их мужей. Особенно быстро распространяются пришлые Y-хромосомы, если в обществах принято многоженство (вспомним, что в настоящее время носители генов Чингисхана составляют полпроцента всего мужского населения планеты).

Такой же безоговорочный пример различий мужской и женской генетики у носителей языка дает Исландия. В этом случае конкурировали два пришлых языка, а не пришлый с аборигенным, как в примерах африканских и юго-восточных народностей. У жителей Исландии Y-хромосомы несут многочисленные и очевидные следы присутствия скандинавской колонизации, которую в основном осуществляли скандинавские викинги в IX веке и позже. Женские маркеры мтДНК свидетельствуют о том, что матерями становились женщины Британских островов. Источники мужских и женских генов у исландцев разные, из разных географических мест и от носителей разных языков. Какой же язык в Исландии? Конечно же скандинавский.

А вот в Гренландии всё наоборот: генные маркеры Y-хромосом европейские, а язык и мтДНК эскимосские, наследуемые от матерей. Европейским источником Y-хромосом у инуитов являются китобои, которые век за веком сходили по своим надобностям на землю и, не задерживаясь там надолго, оставляли, однако, по себе генетическую память.

Этот пример показывает, что наличие сильного этнического сигнала в составе Y-хромосом может не иметь никакого отношения к языку, так что невозможно судить о языке на основе исключительно генетических данных. Нужно учитывать историю популяции и анализировать возможные источники иммигрантных аллелей.

Источники:
1) Peter Forster, Colin Renfrew. Mother Tongue and Y Chromosomes // Science. 2011. V. 333. P. 1390–1391.
2) Elizabeth T. Wood, Daryn A. Stover, Christopher Ehret, Giovanni Destro-Bisol, Gabriella Spedini, Howard McLeod, Leslie Louie, Mike Bamshad, Beverly I. Strassmann, Himla Soodyall, Michael F. Hammer. Contrasting patterns of Y chromosome and mtDNA variation in Africa: evidence for sex-biased demographic processes // European Journal of Human Genetics. 2005. V. 13. P. 867–876.

Елена Наймарк



Источник: elementy.ru




Обсуждение
оставить свой комментарий