Мой Геном: научно-популярный портал о генетике

Мой Геном » Библиотека » Дикость какая

Дикость какая

Дата: 2010-02-10 / Обсуждение [0]

Современная цивилизация с ее беспрецедентным развитием науки, техники, образования, культуры то и дело демонстрирует свою оборотную сторону, причем весьма неприглядную. Тут вам и массовые убийства, и изощренные пытки, и бессмысленные разрушения. Варварство, одним словом. Историки и культурологи считают, что эпоха варварства закончилась в то время, когда человечество разделило бытие на-двое - на категории добра и зла. На их стыке и возникло то, что сегодня считается цивилизованным обществом. Тем не менее рецидивы варварства в постиндустриальной формации стали фиксироваться все чаще. Этот феномен исследовала доктор философских наук, профессор, заведующая отделом Института философии РАН Нелли Мотрошилова.

Поспешили с выводами

Само понятие "варварство" чаще всего употреблялось для обозначения буйной юности человеческого рода. Древнегреческие и древнеримские авторы называли варварами людей, живших за пределами античного мира. Впоследствии, говоря о варварах и варварстве, исследователи четко обозначали специфичные черты их жизнеустройства, поведения и сознания. Варвары - это те, кто вел образ жизни, целиком связанный с войнами, грабежами, разбоями, постоянной сменой ареалов обитания после доведения предыдущей территории расселения до полного истощения ресурсов. Главными занятиями основной части мужского населения были война и подготовка к ней. Сельское хозяйство у таких народов находилось на зачаточном уровне, а ремесло сосредотачивалось вокруг производства простейших средств ведения войн. Повседневная жизнь - неустроенна. Селения по существу представляли собой военные лагеря. Характерные черты варвара - жестокость, грубость нравов и обычаев, насилие, принуждение. Так себе и жили варвары, пока в эволюции рода человеческого не появилось понятие о цивилизации - то есть не были установлены нормы общественной жизни.

Понятие "цивилизация" вошло в европейскую науку главным образом в XIX веке: его использовали именно для того, чтобы по всем линиям противопоставить варварству лучшие, как бы очищенные от дикости черты более позднего развития человечества. К концу XIX столетия, кстати, одного из наиболее "спокойных" периодов в человеческой истории, стало казаться, что цивилизация окончательно изжила остатки варварских проявлений в поведении людей. Основные надежды возлагались на невиданные в истории развитие науки и техники, на образование, просвещение. В Европе того времени очень любили поговорить о прогрессе, то есть о стремительном, якобы безостановочном движении человечества вперед и ввысь. Но с выводами властители дум XIX века явно поспешили, потому что потом наступил век двадцатый - с двумя мировыми войнами и уничтожением миллионов людей, с тоталитарным подавлением прав и свобод.

Рецидивы жестокости

"Нельзя было не признать, - говорит Нелли Мотрошилова, - что и в прошлые столетия историческое развитие демонстрировало не только продвижения вперед, но и как бы непредвиденные сильнейшие откаты назад, массовые вспышки насилия, в том числе в виде войн и других безумств, в которые впадали отдельные человеческие общности, страны, альянсы государств. Подобные вспышки и откаты назад было справедливо расценить как настоящие рецидивы варварства". Например, о национал-социализме в Германии, о развязанной фашистами мировой бойне говорили как о мощнейшем прорыве современного варварства. Причем речь шла о прорыве, захватившем заметную часть мира. Советский ГУЛАГ ведь был по сути явлением того же порядка.

Во второй половине XX века, пусть человечество только еще залечивало раны, все-таки начали оживать старые надежды. Их особо возлагали на наступающие XXI век и новое тысячелетие. Прошло 10 лет. И снова стало ясно, что человеку и человечеству на высшей, казалось бы, фазе развития пришлось столкнуться с масштабными, поистине варварскими проявлениями. "Примеры у всех на виду, - рассуждает Нелли Мотрошилова. - Кто мог предполагать, что в эпоху Интернета, невиданных скоростей и высоких технологий у берегов Сомали появятся и будут беспрепятственно орудовать пираты? А ведь недавно казалось, что пиратство разных морей было канувшей в прошлое исторической экзотикой! Кто предвидел, что в разных странах мира возникнут формы современной работорговли? Посреди роскоши и богатства не просто сохранились, а размножились места с самым низким уровнем жизни, где люди существуют в жутких условиях и ведут себя так, будто цивилизация вообще никогда и нигде не существовала".

Напрашивается вывод: мир накрыла новейшая форма варварства. Даже из центров самой что ни на есть цивилизации поползло концентрированное военное насилие, несущее за собой немыслимые разрушения. При этом базовые для цивилизации начала - созидание, самосохранение человека и человечества - отступают перед разрушительными порывами. Почему это варварство происходит сегодня?

Дурная наследственность

Может быть, понятие "варварство" в данном случае не более чем обобщающая метафора? Отвести подобное возражение заставляет еще одна опирающаяся на реальные факты гипотеза, которой оперирует профессор Мотрошилова: "Можно предположить, что у человека имеются и постоянно действуют биолого-антропологические следы древнейших форм поведения, сознания, устремлений, которые, в частности, восходят к эпохам, условно называемым древнейшим варварством. Они проявляются на уровне как индивидуальной, так и родовой наследственности, это своего рода "социально-генетический" код человечества. Можно также дерзко предположить, что специалисты--генетики когда--нибудь откроют более конкретные механизмы, отвечающие именно за такие, по смыслу исторические, но по факту индивидуальные способы передачи наследственной информации".

Исследовательница предполагает, что подобный ген есть у каждого человека, ведь то или иное общество в определенное время, до появления в нем черт цивилизации, непредставимо долго жило по законам варварства. И это время несравненно большее по своей протяженности в истории, чем жизнь каждого народа по нормальным, человеческим понятиям. "За тысячелетия существования в условиях безграничной жестокости и грубости нравов, - считает Нелли Мотрошилова, - информация, сам образ жизни не могли не записаться на генетическом уровне".

Вообще-то в таких предположениях нет ничего особенно сенсационного, и они очень даже похожи на правду, если учесть, что человеческое существо прочно и, вероятно, по наследству сохраняет в себе механизмы чисто животного поведения. Социальное общение и культура, конечно, придают им смягчающие, цивилизующие формы, никогда полностью их не устраняя. Яркий пример - случаи, когда находили людей-маугли с "наследственной памятью" о чисто животном образе жизни. То есть некие поведенческие механизмы все-таки имеются в генетическом коде человека, при этом они абсолютно варварские. Когда же человек растет и воспитывается в социуме, нормы общественной морали как бы заглушают стремление личности к агрессии и жестокости. Но все же оно остается, и главное - раскрыть механизмы, которые вытаскивают варварство на поверхность. Часто это случается не у отдельного человека, а у целого народа. Значит, происходит некое масштабное событие, многократно усиливающее действие предполагаемого гена, который берет верх над цивилизацией. Эти механизмы разработчику гипотезы пока неясны.

Однако существует одна очень смелая версия: речь идет о неизвестном науке вирусе, поражающем защитные - данные цивилизацией - системы организма. Подхвативший его человек становится неспособным контролировать свое поведение, и соответственно в целях выживания вместо приобретенных запускаются природные, генетически заложенные механизмы. Можно банально сравнить этот предполагаемый вирус со знакомым всем гриппом. Ведь когда идет эпидемия гриппа, болезнь в очень короткие сроки поражает большое количество людей, проживающих на отдельной территории. Почему бы не предположить, задаются вопросом исследователи, что и вирус, провоцирующий "подключение" варварской генетики, проявляясь с некой периодичностью, вызывает эпидемию насилия, заставляя людей совершать дикие поступки? Потом же, отболев, общества сами удивляются тому, что они сотворили. Проходит болезнь тоже у всех примерно в одно время. Ведь люди, по сути, биологически одинаковы, и иммунитет у них работает по одной схеме. Цивилизационные этапы развития общества, исходя из теории вируса, - это время действия иммунитета, антител в организме. Поэтому и вспышки варварства более или менее цикличны.

Вирус - лишь одно из объяснений внезапно пробуждающегося древнего гена. Кто знает, может, он как-то связан с циклами солнечной активности или изменением состояния магнитного поля Земли? Другой вопрос: что нужно, чтобы цивилизационные ценности также записались на генетическом уровне и стали преобладать над более древними, доцивилизационными? Может быть, только время. Пока же варварский опыт человечества намного больше, чем цивилизационный. Дикие мы...

Виктор Тец, доктор медицинских наук, профессор Санкт-Петербургского государственного медицинского университета им. академика И. П. Павлова:

- У человека есть ген агрессии, он найден, но про ген варварства мне слышать не приходилось. Да и скорее всего его вряд ли когда-то откроют. Думаю, что варварское поведение отдельных людей или обществ определяется не тем, что у них на биологическом уровне сохранилась какая-то информация, а, наоборот, отсутствием определенных генных сцепок. Многие неполноценные люди и не способны, и не хотят постигать внешний мир, а этим и определяется, варвар человек или нет.

Александр Седов, доктор исторических наук, генеральный директор Государственного музея искусства народов Востока:

- Философы оперируют несколько другими категориями, нежели историки. В науке период варварства берется из трехчленного деления человеческой истории: дикость, варварство и цивилизация. Варварство имеется в виду как один из периодов существования человечества. Есть еще одно определение: в приложении к античной цивилизации греки называли всех негреков варварами. Но эти периоды уже прошли и никогда не вернутся. Сегодня слово "варварство" - уже анахронизм.



Источник: Итоги




Обсуждение
оставить свой комментарий